рабство первая сессия бдсм бытовое

Сама добровольно напросилась...

Словосочетание "женская логика" уже давным-давно широко известно и обладает одновременно ироничным и, в то же самое время, почтительным смыслом.
Ироничная насмешка состоит в том, что раз уж логика "женская" - так значит ни для кого она не постижима, за исключением разве что самих женщин. И в то же самое время, раз уж это всё-таки "логика" - это уже получается почтительно-уважительное признание некоего последовательного хода мысли, лежащего в основе этих не всем и не сразу понятных рассуждений...

Моё решение попробовать на практике свою "нижнюю" сторону было построено как раз-таки на... моей женской логике.
Понятно, что "теория без практики мертва" - так что всё в жизни уж лучше самой попробовать. Тем более, что... имея среди своих знакомых Верхнего, с которым меня теперь вот уже более трёх лет связывают дружеские отношения, я в общем-то и сама-то ведь бывала уже очевидицей женского "бытового рабства" в исполнении нижних женщин - ничего особенного ведь...
Нижняя в данной ситуации - просто ведь послушно-безмолвно себя ведущая старательная "домработница в ошейнике", которая не должна первой вступать со своим Верхним в разговор, обязана не поднимая глаз смотреть только в пол и всё своё свободное время послушно стоять на коленях в ожидании приказа Верхнего.

Всеми этими мыслями я сама себя старательно утешала. Хотя ведь... желание на собственном опыте временно побыть "ничем не примечательной домработницей в ошейнике" как-то странновато-навязчиво манило меня.
А вот мой внутренний голос как-то совсем уж язвительно подсказывал мне: "Да не ври ты сама себе, ведь не одно только лишь послушно-безмолвное поведение бытовой прислуги тебя манит... есть же ведь ещё кое-какие предстоящие тебе моменты, которых ты хоть сама ещё не видела, да только ведь догадываешься же... и с боязливым трепетом ждёшь для себя этих новых приключений...".

Вот с этим-то предложением я в конце-концов и обратилась к своему знакомому Верхнему... Ожидала, что ошарашу его этим своим желанием попробовать себя в роли нижней, ан нет...
Верхний, у которого я до этого частенько бывала в гостях просто как ванильная знакомая и расспрашивала его о Теме, удивил меня своими словами, устало-спокойно ответив мне, что он и сам-то уже думал об этом, только в итоге решил не предлагать мне этого первым, а дождаться, когда я сама до этого "дозрею".

Меня конечно обрадовало, что это моё желание было встречено настолько спокойно и даже вполне приветливо. Хотя в то же самое время я была даже разочарована тем, что всё оказалось так просто и мне попросту следовало бы чуть раньше набраться храбрости и рассказать об этом своём желании получить практический опыт.

Что за человек этот мой знакомый Верхний? - Всё у него "спокойно, как в тракторе"... Захотелось мне получить практический опыт нижней - так ведь даже с удивляющим меня неторопливым спокойствием сказал мне "Давай только уж не сегодня, приезжай в гости в пятницу...".

В пятницу ближе к вечеру я, стоя в ошейнике уже в прихожей его квартиры, на пороге его комнаты, пытаюсь унять в себе ворох кипящих во мне противоречивых эмоций...
Что подготовка к первому опыту бытового рабства так спокойно и гладко обошлась и обустроилась без каких-либо уговоров с моей стороны - даже раздражает ведь. Огорчительно - когда готовишь свои мысли, доводы и заранее припасённые аргументы, объяснения своих долго обдуманных желаний - а они-то оказываются и не нужны...

Что сейчас предстоит мне - сама ведь до конца не знаю, только догадываюсь. Сердце от волнения учащённо колотится аж в горле...
Становиться ясным смысл давнего выражения "поджилки трясутся"... Вроде ничего особенного, сама же напросилась, только нервно тереблю в руках пояс своего платья, пытаюсь успокоиться, унять дрожь в руках.
Вдруг что-нибудь не так сделаю?.. Что тогда будет?..

Ладно, успокойся... ты сама же ведь этого так долго хотела, ненавязчиво выспрашивала, краем глаза присматривалась, как это происходит у других... сама напросилась - так и прими же уже известные тебе самой правила... Встречают по одёжке? - А ты сделай-ка так, чтобы одежды на тебе прямо сейчас и не стало, ты же сейчас всё равно со своим знакомым Верхним наедине...

Дрожащими руками я развязываю поясок, снимаю платье, оно ведь теперь уже лишнее. Остались чулки, туфли, трусики... Нет, это всё пока снимать не стану, оставлю, так и красивее ведь... Поправляю ошейник на шее, самой неясно зачем прокашливаюсь, захожу в комнату...

Встаю на колени, поправляю волосы, начинаю робко-стеснительно прикрывать ладонями грудь... Потом вспоминаю правила, густо краснею - сама своего лица не вижу, просто чувствую, как оно горит... Послушно кладу руки на колени, потом завожу за спину...
Потом вспоминаю, что смотреть мне разрешено теперь только в пол, опускаю глаза...

Больше всего меня нервирует то, что всё это происходит в тишине-безмолвии... Верхний, вальяжно сидя в кресле, смотрит на меня устало-насмешливо, словно на суетливо-испуганного ребёнка...

Так... Главное для меня сейчас - успокоиться... Делаю глубокий выдох, закрываю глаза, медленно считаю в уме, пытаюсь угомонить сердцебиение. Главное мне сейчас - знать и помнить своё место, чётко соблюдать правила поведения. Вопросы - не задавать. Глаза - не поднимать, стоять и молча ждать... Что же так тихо-то? - Явно что-то уже сделала не так... и плеть на вешалке в прихожей - ведь не зря висит. Видела же, да не рассмотрела её как следует, а поднимать глаза и оглядываться назад мне теперь уже нельзя...